Кейсы


Факты

Спор касался японского закона о налогообложении спиртных напитков № 6 от 1953 года. Закон вводил систему налогообложения спиртных напитков, которые классифицировались как предназначенные для потребления в Японии напитки с содержанием алкоголя не менее одного градуса, произведенные в стране, или импортированные.

Закон классифицировал все напитки по категориям в зависимости от содержания алкоголя. Каждая категория получила налог в японских иенах за литр. Сакэ - японский алкогольный напиток, похожий на водку, относили к категории "А". Все остальные напитки (виски, ликер, водка и др.) – к категории "В" и к другим категориям. Из табл. 2.1 видно, что все эти напитки облагались налогами по-разному, в частности, наименьший налог уплачивался по уровню сакэ.

Истцы (Канада, США и ЕС) обжаловали режим налогообложения Японии как несовместимый со ст. III:2, первым и вторым предложением.


Таблица. Налогообложение алкогольных напитков в Японии

№ з/п Alcohol Strength Tax Rate (per 1 kilolitre)
Shochu A (shochu distilled with a continuous still)
1 25 to 26 degrees ¥ 155,700
2 26 to 31 degrees ¥ 155,700 plus ¥ 9,540 for each degree above 25
3 31 degrees and above ¥ 203,400 plus ¥ 26,230 for each degree above 30
4 21 to 25 degrees ¥ 155,700 minus ¥ 9,540 for each degree below 25 (fractions are rounded up to 1 degree)
5 below 21 degrees ¥ 108,000
Shochu B (other shochu)
1 25 to 26 degrees ¥ 102,100
2 26 to 31 degrees ¥ 102,100 plus ¥ 6,580 for each degree above 25
3 31 degrees and above ¥ 135,000 plus ¥ 14,910 for each degree above 30
4 21 to 25 degrees ¥ 102,100 minus ¥ 6,580 for each less than 25 (fractions are rounded up to 1 degree)
5 below 21 degrees ¥ 69,200
Whisky
1 40 to 41 degrees ¥ 982,300
2 41 degrees and above ¥ 982,300 plus ¥ 24,560 for every degree above 40
3 38 to 40 degrees ¥ 982,300 minus ¥ 24,560 for each degree below 40 (fractions are rounded up to 1 degree)
4 below 38 degrees ¥ 908,620
Spirits
1 below 38 degrees ¥ 367,300
2 38 degrees and above ¥ 367,300 plus ¥ 9,930 for each degree above 37
Liqueurs
1 below 13 degrees ¥ 98,600
2 13 degrees and above ¥ 98,600 plus ¥ 8,220 for each degree over 12


Решение Группы экспертов

Группа экспертов обратила внимание на соответствующие положения соглашения ГАТТ.

Относительно первого предложения:

Товары, имеющие происхождение на территории любой стороны, ввозимые на территорию другой стороны, не должны подпадать, прямо или косвенно, под внутренние налоги и другие внутренние сборы любого рода, превышающие налоги и сборы, прямо или косвенно применяемые к аналогичным отечественным товарам.

Относительно второго предложения:

Более того, ни одна сторона не должна каким-либо иным образом применять внутренние налоги или иные внутренние сборы к импортированным или отечественным товарам таким образом, чтобы это противоречило принципам, изложенным в пункте 1.

СТАТЬЯ ІІІ:1

Договаривающиеся стороны признают, что внутренние налоги и другие внутренние сборы, законы, правила и требования, затрагивающие внутреннюю продажу, предложение о продаже, покупку, перевозку, распределение или использование товаров, и внутренние правила количественного регулирования, требующие смешения, переработки или использования товаров в определенных количествах или долях, не должны применяться к импортированным или отечественным товарам таким образом, чтобы создавать защиту для отечественного производства.

СТАТЬЯ ІІІ:2, первое предложение

Группа экспертов отметила, что для выяснения, существует ли нарушение ст. III:2, первого предложения, необходимо применить тест трех элементов:

  1. являются ли товары "аналогичными";
  2. является ли определенная мера "внутренним налогом или сбором" (в этом деле - очевидно);
  3. превышает ли налог на импортные товары налог на аналогичные товары национального производителя.

Если ответ на все три элемента теста будет положительным, Япония нарушила ст. III: 2, первое предложение.

Отвечая на первый вопрос, Группа экспертов решила сравнить водку и сакэ. Для этого было принято, что определение аналогичности должно происходить по принципу "дело-за-делом", а также, что термин "аналогичные" не должен трактоваться как "идентичные", дополняя термин "конкурирующие товары или товары-заменители". В этом случае исследовались три элемента теста аналогичности, это:

  • физические характеристики товаров, их природа и качества, а также группы конечных потребителей данных продуктов;
  • привычки и вкусы потребителей;
  • тарифная нумерация продуктов.

Проанализировав указанные элементы, Группа экспертов пришла к выводу, что водка и сакэ являются аналогичными продуктами. Другие алкогольные продукты, такие как виски, коньяк, ром, джин и ликер, не являются аналогичными сакэ, преимущественно, из-за добавок в процессе изготовления.

Что касается второго пункта, то он не рассматривался Группой экспертов, поскольку эта мера, очевидно, является "налогом".

Группа экспертов проанализировала третье условие нарушения ст. III:2, в частности, установила, что налог на импортные товары превышает налог на аналогичные товары национального производства. В этом случае Группа экспертов сравнила налог на водку и сакэ, и пришла к выводу, что водка облагается по цене 377,230, а сакэ – 155,700 иен за тысячу литров. Это означает, что «налоги на импортные продукты (в данном случае - водку) превышают налоги и сборы, прямо или косвенно применяемые к аналогичным отечественным товарам (в данном случае – сакэ)».

На основании анализа этих трех элементов Группа экспертов признала за Японией нарушение ст. III:2.

СТАТЬЯ III:2, второе предложение

После рассмотрения иска по ст. III:2, первое предложение, Группа экспертов начала анализировать второе предложение, поскольку стороны обвинили Японию в неравномерном налогообложении "конкурирующих товаров или товаров-заменителей". Для этого Группа экспертов приняла решение рассмотреть два элемента:

  1. являются ли другие напитки – виски, коньяк, ром, джин, и ликер "конкурирующими товарами или товарами-заменителями" по отношению сакэ;
  2. если «да», то противоречит ли режим, применяемый к этим товарам, принципам пункта 1 ст. III.

Для анализа первого пункта Группа экспертов отметила, что термин "конкурирующие товары или товары-заменители" следует трактовать шире, чем "аналогичные" товары, подчеркнув, что в данном случае "больший акцент должен быть сделан на эластичность замещения" и, в частности, "маркетинговые стратегии" могут рассматриваться в качестве весомого элемента. Доклад был распространен среди членов Всемирной торговой организации ("ВТО") 11 июля 1996 года. Он содержал следующие выводы:

В результате теста Группа экспертов признала, что виски, коньяк, ром, джин, генвер и ликер являются "конкурирующими товарами или товарами-заменителями" относительно сакэ по следующим основаниям:

  • все эти напитки изготовлены методом дистилляции;
  • существуют доказательства "значительной эластичности замещения" между ними;
  • существуют доказательства, что виски и сакэ "сильно конкурируют на одном рынке".

Для рассмотрения второго пункта Группа экспертов пришла к выводу, что, исходя из текста параграфа 1* и ст. III:1, товары должны быть "конкурирующими товарами или товарами-заменителями", "неодинаково налогооблагаемым" и к тому же "таким образом, чтобы создавать защиту для отечественного производства".

Вернувшись к фактам дела, Группа экспертов признала, что товары не облагаются налогом равномерно и что сакэ облагается налогом по значительно более низкой ставке. Таким образом, "сакэ пользуется защитой", что противоречит ст. III:2, второму предложению.

Япония не была удовлетворена таким решением и подала апелляцию. Апелляционный орган, несмотря на различия в "обосновании", все же оставил без изменений основные выводы отчета Группы экспертов и рекомендовал, чтобы Япония применила меры согласно своим обязанностям, исходящим из участия в ГАТТ.


Факты

США приняли «Акт чистого воздуха», в котором выделили производителей бензина. Для сохранения окружающей среды в соответствии с «Актом чистого воздуха» были определены конкретные регионы с повышенным озоновым загрязнением, где должен был продаваться только «чистый» бензин. В других регионах могли продаваться все остальные типы бензина. Для определения «чистого» бензина было создано Агентство по защите окружающей среды, которое разработало правила для производителей бензина, которые дискриминировали импортеров бензина. Бразилия и Венесуэла пожаловались, что такой режим нарушает ст. III:4 ГАТТ.

Решение Группы экспертов и Апелляционного органа

Группа экспертов осуществила стандартный анализ нарушения ст. III:4. Сначала была выяснена «аналогичность» сортов национального и импортного бензина, а затем исследовали «менее благоприятный режим».

Группа экспертов пришла к выводу, что «Акт чистого воздуха» предоставляет импортному бензину менее благоприятный режим, чем аналогичному бензину национального производства, что является нарушением ст. III:4. Апелляционный орган поддержал это решение.

С целью оправдания США обратились к ст. ХХ параграфа (g), «касающиеся сохранения невосполнимых природных ресурсов». Группа экспертов отклонила жалобы США, поскольку считала, что ограничения были несовместимы со ст. ХХ (g) ГАТТ.

Соединенные Штаты подали апелляцию в Апелляционный орган. Апелляционный орган, изменив обоснование, постановил, что ограничения США соответствовали ст. ХХ (g) ГАТТ. Но для того чтобы «дискриминационная мера» была оправдана ст. ХХ, она должна соответствовать параграфу на «шапке» ст. ХХ1.

Апелляционный орган, рассмотрев, соответствуют ли ограничения требованиям, предусмотренным в «шапке» ст. ХХ ГАТТ, определил, что Соединенные Штаты могли воспользоваться «менее дискриминационными методами» для достижения целей «Акта чистого воздуха».

Следовательно, орган вынес решение, что ограничения по бензину представляли собой «неоправданное средство дискриминации», а также были «скрытым ограничением международной торговли», что противоречит ст. ХХ ГАТТ.




1 «Шапка» ст. ХХ требует, чтобы изучаемая мера не была применена для произвольной или неоправданной дискриминации между странами, в которых преобладают одинаковые условия, или являлась скрытым ограничением международной торговли.


Факты

Европейское сообщество ввело сложную систему импорта, продажи и дистрибуции бананов на своей территории, регламентированную Постановлением Совета 404/93.

Согласно данному режиму, ЕС различал три типа импорта бананов:

  • традиционный импорт: из стран Африки, Карибского бассейна и Тихоокеанского региона (12 стран региона АКТ, постоянно экспортировавших бананы в ЕС);
  • нетрадиционный импорт: из стран АКТ (в случае, если импортировано количество товара сверх нормы от традиционных экспортеров, т.е больше, чем при режиме 1, либо импорт товара от нетрадиционных экспортеров региона АКТ);
  • остальной импорт: из прочих стран.

Следовательно, ЕС различал количество бананов (импорт 1) из стран, которые поставляли их постоянно с АКТ-региона; избыточное количество бананов (импорт 2) из этого же региона от традиционных или новых поставщиков; бананы из прочих стран (импорт 3).

Для упомянутых групп импорта вводились различные тарифы, тарифы-квоты и лицензии. Для первой группы импорта (12 традиционных стран-экспортеров АКТ региона) применялся нулевой тариф для количества товара до 857,700 т, распределенного по странам, для второй группы – нулевой тариф для импорта товара до 90,000 т, распределенного между «традиционными» и «нетрадиционными» странами с тарифом 693 экю за каждую тонну свыше количественного ограничения. Для третьей группы тариф составлял 75 экю на количество до 2,110,000 т и 793 экю за каждую тонну свыше данного количественного ограничения.

Европейское сообщество представило в ВТО Конвенцию Ломе (четвертую), подписанную с 70 развивающимися странами из региона АКТ, 15 декабря 1989. ЕС и страны АКТ обратились к ВТО с просьбой об освобождении от обязательства по ст. I:1 ГАТТ. Такое освобождение было предоставлено и звучало следующим образом:

Ст. I:1 не должна применяться до 29 февраля 2000 года в определенной степени, чтобы ЕС мог предоставить преференциальное продвижение товарам, происходящим из АКТ-региона, как этого требует Четвертая конвенция Ломе, без обязательства предоставлять такой же преференциальный режим другим аналогичным продуктам.

Пять истцов (Эквадор, Гватемала, Гондурас, Мексика и США), действуя совместно, пожаловались относительно режима импорта, продажи и дистрибуции бананов в ЕС, как противоречащего соглашениям ВТО. Истцы обжаловали режим импорта, продажи и дистрибуции бананов ЕС, как несовместимый со ст. I:1 ГАТТ.

Решение Группы экспертов

Группа экспертов ВТО, рассмотрев все характеристики «аналогичности», в частности: физические характеристики товаров, их природу и качества, а также группы конечных потребителей этих продуктов; привычки и вкусы потребителей; и тарифную нумерацию товара; и постановила, что в данном деле все бананы являются «аналогичным продуктом».

Группа экспертов ВТО ссылалась на основную часть ст.I:1:

В отношении таможенных пошлин и сборов всякого рода, налагаемых на ввоз и вывоз…, любое преимущество, благоприятствование, привилегия или иммунитет, предоставляемые любой договаривающейся стороной любому товару, происходящему из, или предназначенному для любой другой страны, должны немедленно и, безусловно, предоставляться аналогичному товару, происходящему из… территорий всех других договаривающихся сторон.

Группа экспертов признала, что тарифные преимущества для стран АКТ противоречат ст. I:1, поскольку бананы из АКТ и других регионов являются «аналогичным продуктом» и более низкие тарифы на бананы из нетрадиционных стран АКТ не предоставляются безоговорочно другим членам.

Однако Группа экспертов решила проанализировать освобождение от обязательства для выполнения Конвенции Ломе как оправдание нарушения ст. I:1, ведь освобождение от обязательства по ст. I:1 гласит: «... как этого требует Четвертая конвенция Ломе».

Конвенция Ломе указывает, что ЕС «должен сделать необходимые шаги для обеспечения более благоприятного режима, чем тот, который предоставляется всем третьим государствам, пользующимся РНБ для того же продукта». Группа экспертов отметила, что государства – члены ВТО – имели возможность ограничить предоставление более благоприятного режима ЕС, когда соглашались на освобождение от обязательства для выполнения Конвенции Ломе, но этого не сделали. Поэтому, согласно освобождению от обязательства, ЕС имеет право предоставлять преференции нетрадиционным бананам из стран АКТ региона.

Следовательно, тарифные преимущества для стран, нетрадиционных поставщиков бананов из стран АКТ противоречат обязательствам, указанным в ст. I:1, но, согласно освобождению от обязательства для выполнения Конвенции Ломе, требования данной статьи не касаются в этом деле Европейского Сообщества.


Факты

В 1996 году Индонезия приняла Национальную автомобильную программу. Эта программа состояла из трех пунктов:

  1. Предоставление компании статуса «пионера», или «национальной» компании, если она отвечала определенным критериям относительно владения производительными ресурсами, технологиями и торговой маркой. В основном, эти критерии предусматривали сборку автомобилей в Индонезии, применение индонезийских ресурсов и торговой марки, а также использование «местного материала» (в том числе и трудовых ресурсов) в течение трех лет. Предоставляемые преимущества предусматривали освобождение от налога на продажу автомобилей и исключение ввозного тарифа для комплектующих.
  2. Признание автомобилей, собранных за рубежом, но индонезийцами, и тех, которые соответствовали требованиям «местного материала» – «национальными», и предоставление им соответствующих привилегий. Импортируемые «национальные» автомобили считались таковыми, если содержали 20% местного материала, и если производитель проводил закупку частей и компонентов, которые составляли не менее 25% стоимости автомобиля.
  3. Предоставление кредитов компании, признанной «национальной».

В результате применения такого режима только одна компания из Кореи была классифицирована согласно пункту 2 как «национальная» и поэтому получила налоговые и тарифные преимущества.

Истцы (ЕС, Япония, США) обжаловали приведенные меры как противоречащие ст. I:1 ГАТТ, то есть принципа РНБ, и обратились для разрешения спора в ВТО (Группу экспертов).

Решение Группы экспертов

Группа экспертов начала рассмотрение дела с анализа соответствующих частей ст.: 1:

«В отношении таможенных пошлин и сборов всякого рода, налагаемых на импорт или экспорт, любое преимущество, благоприятствование, привилегия или иммунитет, предоставляемые любой договаривающейся стороной любому товару, происходящему из, или предназначенному для любой другой страны, должны немедленно и, безусловно, предоставляться аналогичному товару, происходящему из… территории всех других договаривающихся сторон».

Группа экспертов отметила, что для того, чтобы констатировать нарушение ст. I:1, следует рассмотреть три основных элемента этого нарушения:

  1. существование «преимущества»;
  2. факт не предоставления «преимущества» всем «аналогичным товарам»;
  3. «безусловно».

Касательно «преимущества» Группа экспертов признала, что освобождение от тарифа и налога на продажу является преимуществом, предусмотренным ст. I:1. Группа экспертов проанализировала также второй пункт ст. I:1 и пришла к выводу, что автомобили, части и компоненты, произведенные в других государствах – членах ВТО, являются «аналогичными» автомобилям, частям и компонентам из Кореи. Что касается третьего элемента – Группа экспертов признала, что «преимущество», которое было предоставлено Корее, не было «безусловно» предоставлено другим «аналогичным товарам» государств – членов ВТО.

Группа экспертов также отметила, что согласно прецедентам предыдущих дел ни одно преимущество не «должно предоставляться при условии выполнения критериев, которые не касаются собственно товара».

В результате выяснилось, что «... структура Национальной автомобильной программы Индонезии предусматривает ситуацию, когда товары из других государств – членов ВТО, которые являются «аналогичными» относительно «национальных» товаров из Кореи, будут субъектом более высоких тарифов и налогов, чем те, которые применяются к «национальным» автомобилям…»

Существование таких условий противоречит ст. I:1, которая требует, чтобы налоговые и тарифные преимущества, предоставляемые товарам одной страны (в данном случае – Кореи), были распространены на все импортируемые аналогичные товары из других государств – членов ВТО «незамедлительно и безоговорочно».

На основании этого Группа экспертов признала меры, введенные Индонезией, противоречащими ст. II: 1 ГАТТ.


Факты

США и Канада заключили соглашение по продукции автомобилестроительной промышленности (Авто-пакт), и эта сделка была имплементирована Канадой на национальном уровне распоряжением о тарифах на автомобили от 1965 года, пересмотренным и вновь принятым в 1998 году. Распоряжение от 1998 года давало право на освобождение от импортного тарифа. Условия для квалификации такого освобождения были следующими:

  1. во-первых, производитель автомобилей должен собирать их в течение «базового года» в Канаде;
  2. во-вторых, производитель должен продавать определенный минимум, в процентном соотношении к собранным автомобилям, в Канаде;
  3. в-третьих, производитель должен использовать определенное количество канадских комплектующих, доля которых рассчитывалась отдельно для каждого производителя.

Базовым годом был принят 12-месячный период 1963-1964 годов, сразу после которого приказ о тарифах на автомобили 1965 года вступил в силу. Кроме предприятий, которые уже получили освобождение, другие могли обратиться за ним, выполняя специальную процедуру. Однако, в 1989 году, в связи с внедрением зоны свободной торговли НАФТА между Канадой и США, список предприятий был закрыт и не обновлялся, т.е. ни одно новое предприятие не получило освобождение согласно положению от 1998 года.

ЕС и Япония обжаловали освобождение от пошлин, как нарушение ст. I:1 ГАТТ через предоставление товарам США преимущества в отношении аналогичных товаров из других государств – членов ВТО.

Решение Группы экспертов

ЕС и Япония объявили, что ограничения на освобождение от тарифа по определенным производителям de facto является дискриминацией, что нарушает ст. I:1 Соглашения.

В частности, они утверждали, что хотя, теоретически, предприятия, которые пользуются освобождением, могут импортировать автомобили любого происхождения, на практике Канада выбрала, и будет в дальнейшем выбирать, только импорт от некоторых компаний из определенных стран. Закрытие списка предприятий, которым предоставлялось освобождение, является фактом, усиливающим дискриминацию.

Группа экспертов проанализировала рынок импорта Канады и пришла к выводу, что импорт поступал преимущественно из определенных, избранных стран, в частности, из тех, где канадские производители, которые пользовались освобождением, имели свои филиалы. В дополнение к этому, Группа экспертов приняла к сведению доказательства, что некоторые страны получают значительно большее преимущество от освобождения, чем другие страны (истцы), и исторические условия, при которых был создан Авто-пакт, подписанный Канадой и США, предоставили преимущество Соединенным Штатам.

На основании данных соображений, Группа экспертов пришла к выводу, что, ограничивая предоставление освобождений от тарифов определенным производителям, Канада отдавала предпочтение другим производителям, из отдельных, выбранных стран. Это преимущество не было оказано незамедлительно и безоговорочно аналогичным товарам из других государств – членов ВТО, поэтому такая мера противоречит ст. I:1 ВТО.

СT. XXIV. Как оправдание нарушения ст. I:1, Канада попыталась применить ст. XXIV о региональной интеграции, ссылаясь на то, что большинство автомобилей, которые получили освобождение, происходили из США и Мексики, то есть находились в пределах Североамериканской зоны свободной торговли (НАФТА), подпадающей под действие ст. XXIV Соглашения.

Группа экспертов отвергла данный аргумент. Во-первых, освобождение от тарифа по делу предоставлялось и другим странам, помимо США и Мексики. Итак, очевидно, ст. XXIV не может оправдать меру, предоставляющую освобождение от тарифа странам, не включенным в зону свободной торговли. Далее, Группа экспертов отметила, что освобождение касалось не всех производителей в США и Мексике.

Поэтому Группа экспертов признала, что данная мера не является не предоставлением освобождения от тарифа в пределах зоны свободной торговли и поэтому не может оправдать нарушение ст. I:1.

Апелляция. Апелляционный орган поддержал Группу экспертов в признании нарушения Канадой ст. I:1 и подтвердил, что ст. I:1 рассматривает дискриминацию как de facto, так и de jurе, а также то, что текст ст. I:1 ни в коем случае не ограничивается «показательной», или de jure, дискриминацией, и что эта интерпретация была использована в предыдущих спорах ГАТТ.

После этого, Апелляционный орган проанализировал канадскую меру на соответствие ст. I:1 ГАТТ.

Во-первых, он признал, что ст. I:1 должна иметь широкую трактовку, которая касается «любого преимущества», а не «некоторого преимущества», а также «любого продукта», а не в общем «некоторых продуктов» и «аналогичных товаров», которые происходят из «всех других стран-членов», а не обычных «аналогичных товаров» из «отдельных» государств – членов ВТО.

Во-вторых, Апелляционный орган обратил внимание на вывод Группы экспертов, о том, что на практике освобождение предоставлялось импорту только из ограниченного круга стран, в которых экспортеры располагали филиалами или были связаны с канадскими производителями, которые пользовались освобождением. Поэтому, исходя из текста ст. I:1 и заключения группы экспертов о «практическом применении меры», Апелляционный орган признал, что Канада нарушила ст. I:1 ГАТТ, поскольку предоставила «преимущество» продуктам» «отдельных/некоторых» стран, и это преимущество Канада не «предоставила немедленно и безоговорочно» «аналогичным» товарам, происходящим из всех других стран – членов ВТО. Апелляционный орган отметил, что он руководствовался принципом и установками ст. I ГАТТ и РНБ, в частности, требованием ст. I «запретить дискриминацию между аналогичными товарами, происходящими из (или предусмотренными для) разных стран».

На этом основании Апелляционный орган поддержал решение Группы экспертов о том, что освобождение от тарифа, предоставленное Канадой, противоречит ст. I:1 ГАТТ.